Загадка доктора Хонигбергера 7 глава

— Вот ты куда забралась, Симина, — начал он нарочито неунывающим тоном. — Что ты здесь делаешь?

— Я игралась, государь живописец, — ответила Симина, смотря на него немигающими очами.

— Что за игры! — изобразил удивление Егор, подходя поближе. — В древнем пыльном драндулете…

Он осторожно потрогал пальцем фонарь, но не нашел ни следа пыли. Тогда Загадка доктора Хонигбергера 7 глава он сообразил жест Симины, бросившей тряпку при его возникновении.

— Драндулет-то старенькый, да ты, я вижу, им дорожишь, — продолжал он. — Смотришь за ним, в чистоте содержишь…

— Нет, — отпиралась Симина, — я просто здесь игралась и, чтоб не испачкаться…

— Что ж ты тогда так ужаснулась и тряпку бросила? — наступал Егор.

— Не могла Загадка доктора Хонигбергера 7 глава же я подать вам руку с пыльной тряпкой, — парировала Симина. Выдержала паузу, улыбнулась. — Я задумывалась, вы возжелаете поздороваться со мной за руку, — кокетливо добавила она.

Егор побагровел. Он сходу проиграл очко.

— Чей это был экипаж? — спросил он.

— Девушки Кристины.

Они резко скрестили взоры. «Знает, — сообразил Егор, — она знает, что вышло сейчас Загадка доктора Хонигбергера 7 глава ночью».

— Ах, Кристины, — заговорил Егор, будто бы ничего не заметив. — Бедная старушка! Какая у нее была ветхая, допотопная коляска — под стать самой бедной тете. На этих подушках она покоила свои старенькые косточки, когда выезжала подышать свежайшим воздухом… — Он засмеялся, завертел по сараю. — В этой роскошной барской коляске она разъезжала Загадка доктора Хонигбергера 7 глава по имению, и ветер продувал ее насквозь и трепал ее седоватые волосы… так либо нет? — Оборвав хохот, он тормознул перед Симиной.

На губках у девченки игралась ухмылка брезгливой жалости и сарказма. Встретясь очами с Егором, она попробовала сдержать ухмылку, будто бы ей было за него постыдно.

— Вы отлично понимаете Загадка доктора Хонигбергера 7 глава, что девушка Кристина, — заговорила она, нажимая на это слово, — что девушка Кристина никогда не была старухой.

— Ни ты, ни я ничего о ней не знаем, — отрезал Егор.

— Для чего же так, государь живописец? — простодушно опешила Симина. — Ведь вы ее лицезрели…

Ее глаза устрашающе засверкали, торжествующая ухмылка Загадка доктора Хонигбергера 7 глава разлилась по лицу. «Это ловушка, — мелькнуло в голове у Егора, — еще слово, и я схвачу ее за гортань и пригрожу задушить, если она не выложит мне все, что ей известно».

— …на портрете, — окончила Симина после точно сверенной паузы. — Девушка Кристина погибла совершенно юный. Молодее, чем Санда. И молодее, и привлекательнее Загадка доктора Хонигбергера 7 глава, — добавила она.

Егор пришел в замешательство: опять она выскользнула! Как вывести Симину на чистую воду, чтоб можно было напрямик задать ей вопрос?

— Ведь вам Санда нравится, правда? — вдруг пошла в атаку она сама.

— Да, нравится, — подтвердил Егор, — и мы с ней поженимся. А тебя возьмем с собой в Бухарест Загадка доктора Хонигбергера 7 глава, ты будешь моей малеханькой свояченицей, и я сам займусь твоим воспитанием! Я уж постараюсь вышибить из твоей головки все химеры!

— Не могу осознать, за что вы ко мне так придираетесь, — оробев, защищалась Симина.

Угроза, а может быть, просто завышенный и грозный тон Егора поубавили в ней грубости. Она затравленно озиралась, будто Загадка доктора Хонигбергера 7 глава бы ждя какого-то знака для себя в поддержку. И вдруг с ухмылкой облегчения застыла, обнаружив опору для глаз кое-где в углу сарая. Взор ее стал отсутствующим, остекленевшим.

— Зря ты туда смотришь, — этим же тоном продолжал Егор. — Зря ожидаешь… Твоя тетка давным-давно погибла, съедена червяками и смешана Загадка доктора Хонигбергера 7 глава с землей. Ты меня слышишь, Симина? — Он перебежал на вопль и схватил ее за плечи. Ему самому было страшно слышать собственный срывающийся глас, свои беспощадные слова.

Девченка вздрогнула, еще более побледнела, поджала губки. Но, как он отпустил ее, здесь же опять уставилась в угол через Егорово плечо — блаженными, зачарованными Загадка доктора Хонигбергера 7 глава очами.

— Как вы меня тряхнули, — в конце концов произнесла она плаксиво, поднося руку ко лбу. — Даже голова захворала… На ребенке просто свою силу демонстрировать, — добавила она потише, с ехидством.

— Я желаю, чтоб ты очнулась, малая ведьма, — опять вскипел Егор. — Желаю вышибить из твоей головки дурь, чтоб Загадка доктора Хонигбергера 7 глава ты закончила бредить привидениями, для твоей же полезности, твоего же спасения ради…

— Вы отлично понимаете, что никакие это не привидения, — едко произнесла Симина, выскальзывая из коляски и с неповторимим достоинством проходя мимо Егора.

— Подожди, пойдем совместно, — окрикнул ее Егор. — Я как раз тебя находил. Госпожа Моску меня отправила на Загадка доктора Хонигбергера 7 глава розыски… Уж вот не задумывался, что найду тебя за таким занятием, как очистка драндулета, которому скоро 100 лет.

— Это венская коляска тыща девятисотого года, — расслабленно увидела Симина, не оборачиваясь и не сбиваясь с шага. — И лет ей 30 5, если посчитать как надо…

Она была уже у дверей. Егор раскрыл створки и пропустил девченку Загадка доктора Хонигбергера 7 глава вперед.

— За тобой отправили меня, так как Санда захворала, — произнес он. — Ты знаешь, что Санда лежит?

На ее губках мелькнула мстительная ухмылка.

— Ничего сурового, — поспешно добавил он. — Просто разболелась голова…

Девченка не отозвалась. Они шли через двор под прохладным осенним солнцем.

— Кстати, — начал Егор, когда до дома оставалось Загадка доктора Хонигбергера 7 глава незначительно, — я желал для тебя сказать одну вещь, тебе небезынтересную.

Он схватил девченку за руку и, нагнувшись к ее уху, ясно шепнул:

— Я желал сказать, что если чего-нибудть случится с Сандой, если… ты сообразила?.. Тогда для тебя тоже конец. Это не остается меж нами, надеюсь. Ты можешь передать Загадка доктора Хонигбергера 7 глава это далее, но не госпоже Моску. Твоя бедная матушка ни в чем же не повинна.

— Я Санде и передам, а не маме, — звучно произнесла Симина. — Я ей передам, что не понимаю, чего вы от меня добиваетесь!..

Она попробовала выдернуть руку. Но Егор еще посильнее впился в нее, со жгучим удовольствием ощущая Загадка доктора Хонигбергера 7 глава под пальцами по-детски пухлую и меченную сатаной плоть. Девченка от боли кусала губки, но ни одна слезинка не замутила прохладный, стеклянный сияние ее глаз. Это глухое сопротивление совсем вывело Егора из себя.

— Имей в виду, я буду тебя истязать, Симина, я не убью тебя так Загадка доктора Хонигбергера 7 глава просто, — свистящим шепотом заговорил он. — До того как задушить, я выколю для тебя глазки и по одному вырву зубки… Я буду жечь тебя каленым железом. Передай это далее, ты знаешь кому. Еще поглядим…

В тот же миг его правую руку пронзила такая острая боль, что он разжал пальцы. Как будто все силы Загадка доктора Хонигбергера 7 глава разом вышли из него. Руки повисли как плети, он не стал осознавать, где он, на каком свете.

Он лицезрел, как Симина передергивает плечиками, приглаживает складочки платья и трет предплечье, на котором остались следы от его пальцев. Лицезрел он и то, как она старательно поправляет букли и застегивает Загадка доктора Хонигбергера 7 глава потайной крючок на лифе. Симина сделала все это без мельчайшей поспешности, никогда не взглянув на него, будто бы забыв о его существовании. Позже пошла к дому упругим, проворным шагом. Егор оторопело смотрел ей вослед, пока малая грациозная фигура не потерялась в тени веранды.

* * *

После обеда Егор и г-н Назарие были Загадка доктора Хонигбергера 7 глава приглашены в комнату Санды. Они отыскали ее еще больше изможденной, с глубочайшей синевой вокруг глаз; руки, бессильно лежащие поверх теплой шерстяной дурачся, казались в особенности белоснежными. Санда слабо улыбнулась гостям и очами предложила им сесть. Г-жа Моску, стоя у ее изголовья с книжкой в руках Загадка доктора Хонигбергера 7 глава, не прерываясь декламировала:

Viens done, ange du mal, dont la voix me convie,

Car il est des instants ou si je te voyais,

Je pourrai pour ton sang t'abandonner ma vie

Et mon ame… si j'y croyais![16]

Прочтя эту последнюю строфу с необычным чувством, чуть не со слезами в голосе, она Загадка доктора Хонигбергера 7 глава вздохнула и закрыла книжку.

— Что это было? — поинтересовался г-н Назарие.

— Пролог к «Антони», бессмертной драме Александра Дюма-отца, — строго сказала г-жа Моску.

«Во всяком случае, на данный момент не самый подходящий момент для такового чтения», — помыслил Егор. Ему совершенно не приглянулась строчка: «Je pourrai Загадка доктора Хонигбергера 7 глава pour ton sang t'abandonner ma vie»…

Очень беспощадная драматичность, отдающая цинизмом. И что означал этот вздох г-жи Моску? Сожаление? Досаду? Покорность судьбе?

— Я читаю без перерыва уже полчаса, — похвалилась г-жа Моску. — Люблю почитать вслух, как в добрые старенькые времена… Когда-то я знала назубок огромное количество стихов, — с мечтательной Загадка доктора Хонигбергера 7 глава ухмылкой добавила она.

Егор смотрел и не веровал очам. Ее было не выяснить: энергия и легкость в каждом жесте. Простояла столько времени на ногах за чтением, и хоть бы что. Некий расчудесный прилив сил — не за счет ли Санды?

— А Эминеску! — с одушевлением продолжала г-жа Моску. — Светоч Загадка доктора Хонигбергера 7 глава румынской поэзии! Сколько я знала из Миши Эминеску!..

Егор находил взора Санды, но она только на секунду повстречалась с ним очами, в каких тлел ужас, и шепотом произнесла:

— Maman, довольно. Ты устанешь. Присядь лучше…

Г-жа Моску не услышала. Она поднесла руки к вискам в наплыве мемуаров, силясь вернуть Загадка доктора Хонигбергера 7 глава в памяти бессмертные строчки.

— Как там было, вот это, известное… — бурчала она.

Санда не на шуточку обеспокоилась. Томик Эминеску г-жа Моску могла взять на этажерке, где стояли все их возлюбленные поэты, но этого нельзя было допустить. Она знала болезненное пристрастие мамы к неким стихам Эминеску, возникшее Загадка доктора Хонигбергера 7 глава еще в те времена, когда ей, десятилетней девченке, долгими вечерами читала вслух Кристина. «Сейчас лучше бы не ворошить былого», — с опаской задумывалась Санда.

…Спустись ко мне, моя Звезда, —

Дорожку луч протянет,

В мой дом, в мой сон — спустись сюда,

Пусть свет сюда нагрянет…

При первых же словах Санда сникла, почувствовав Загадка доктора Хонигбергера 7 глава нескончаемую вялость во всем теле. Будто бы кровь медлительно уходила из ее жил. Она страшилась утратить сознание.

— Я — Люцифер, звезда зари, ты будешь мне женой! — торжествующе гремела г-жа Моску.

«Откуда в ней взялось столько силы, она вся сияет, и глас таковой полнозвучный, таковой великолепный», — недоумевал г-н Назарие. Г Загадка доктора Хонигбергера 7 глава-жа Моску вылавливала из памяти строфу за строфой, периодически обворожительно запинаясь. «И все таки она перескакивает», — увидел Егор. Он слушал практически без сопротивления, следя очами за Сандой, которую приметно лупила дрожь, невзирая на одеяло и теплую шаль. «Надо что-то сделать, — гласил он для себя. — Нужно встать, подойти к Загадка доктора Хонигбергера 7 глава ней, приголубить, успокоить — что бы ни пошевелила мозгами ее матушка». Хотя г-жа Моску была в таком экстазе, так увлечена припоминанием поэмы, что очевидно не слышала и не лицезрела ничего вокруг.

— Ведь я жива, мертвый — ты…

Глас г-жи Моску вдруг оборвался. Она покачнулась, стоя среди комнаты, куда ее внесли Загадка доктора Хонигбергера 7 глава эмоции, опять взялась руками за голову — сейчас растерянно, с испугом.

— Что со мной? — простонала она. — Я, кажется, утомилась.

Г-н Назарие усадил ее на стул. Неуж-то это была только иллюзия — все ее воодушевление, этот сильный сладкозвучный глас, свидетельствующий о здоровье и полнокровии.

— Вот видишь, мать Загадка доктора Хонигбергера 7 глава, не послушалась меня… — чуток слышно шепнула Санда.

Егор подошел к ее постели. Санда была пугающе бледна, глаза противоестественно запали, а зябкость выдавала тлеющую лихорадку.

— Я на данный момент же иду за медиком, — озабоченно объявил он. — Ты мне совершенно не нравишься.

Санда поблагодарила его ухмылкой, постаравшись как можно подольше удержать Загадка доктора Хонигбергера 7 глава ее на губках. Но она ни при каких обстоятельствах не желала отпускать его на данный момент, в разгар событий, когда древняя болезнь так внезапно отдала вспышку.

— Не торопись, побудь со мной, — произнесла она. — Никакой доктор мне не нужен. Через несколько часов я приду в себя, а завтра мы уже будем гулять Загадка доктора Хонигбергера 7 глава по парку…

В эту минутку г-жа Моску с неожиданной живостью опять поднялась на ноги.

— Вспомнила! — ликовала она. — Я вспомнила самое прекрасное место из «Люцифера»:

Смертельна страсть во тьме ночей

Для струн души певучих,

Мне больно от твоих глаз,

Большущих, тяжких, жгучих…

Санда вцепилась в Егорову руку. Она Загадка доктора Хонигбергера 7 глава вся дрожала, взор плутал по комнате. «Она тоже знает», — сообразил Егор; Он был, на удивление для себя, спокоен, голова — ясна. Рядом с Сандой, сжимая ее ледяную руку в собственных жарких ладонях, он ничего не страшился. Не страшился — и все равно не смел обернуться, оборвать нить ее парализованного страхом взора, прикованного к чему Загадка доктора Хонигбергера 7 глава-то за его спиной. Г-жа Моску замолкла, и ее молчание влилось в необычную тишину комнаты. Егор слышал, как бьется у Санды сердечко, как тяжело дышит г-н Назарие. «Он тоже ощущает, а может быть, и лицезреет. Отлично, что я ничего от него не укрыл. Не имело Загадка доктора Хонигбергера 7 глава смысла».

— Maman! — из последних сил кликнула вдруг Санда.

Егор угадал все, что она желала сказать этим отчаянным вскриком, — это была попытка вывести г-жу Моску из страшенной переклички с потусторонним, нечеловеческим, непозволительным. «Мама, на нас люди глядят!» — казалось, заклинала она. Г-жа Моску, как будто очнувшись, обратилась к Загадка доктора Хонигбергера 7 глава г-ну Назарие:

— Почему вы вдруг замолчали, доктор?

— Я, боярыня? — опешил г-н Назарие. — Я, кажется, сейчас вообщем ни слова не вымолвил. Я слушал, как вы декламируете. Редчайшая память!

Г-жа Моску любознательно заглянула ему в глаза — не шутит ли он.

— Хороша память с книгой в руках, — утомилось произнесла она, ставя «Антони Загадка доктора Хонигбергера 7 глава» на этажерку. — Счастье, что есть книжки. Вот сколько я принесла сейчас Санде, хватит чтения на много дней…

Она указала на кипу книжек. Г-н Назарие скользнул взором по корешкам: «Жан Сбогар», «Рене», «Айвенго», «Цветы зла», «Там, внизу».

— Из Кристининой библиотеки, — растолковала г-жа Моску. — Ее возлюбленные книжки. И Загадка доктора Хонигбергера 7 глава мои тоже, очевидно… — С усталой ухмылкой она подошла к постели Санды, спросила: — А вы что притихли, детки мои?

Санда ответила укоризненным взором. Г-жа Моску присела на кровать и взяла руку Санды, которую минутку вспять выпустил Егор.

— Да ты совершенно ледяная, ты задрогла! — воскрикнула она. — Тебя нужно напоить чаем Загадка доктора Хонигбергера 7 глава… Вобщем, пора вставать. Скоро закат. Комары близко…

«Она бредит», — с беспокойством поразмыслил Егор, пытаясь прочитать в очах Санды разъяснение, совет, что делать. Этот внезапно открывшийся абсурд застал его врасплох.

— Может быть, нам лучше уйти? — вдруг сипло произнес г-н Назарие.

— О, не волнуйтесь, вы со мной, — ободрила Загадка доктора Хонигбергера 7 глава г-жа Моску. — Они вам ничего не сделают. Полетают поверху, и все…

— Неплохо бы вам принять хинин, — шепнула Санда. — Мать гласит о комарах. Они очень небезопасны на данный момент, на закате…

— Да, вот они, налетают, — этим же осипшим голосом произнес г-н Назарие. — И как удивительно они роятся перед самым окном Загадка доктора Хонигбергера 7 глава!.. Вы их слышите, Егор?

Егор слышал: комары шли тучами, такового вида ему созидать не доводилось. Откуда их столько?

— Признак засухи, — увидел г-н Назарие. — Нужно бы закрыть окно.

Все же он не двинулся с места, так и оставшись стоять среди комнаты, зачарованно смотря на комариное роение перед окном.

— Нет Загадка доктора Хонигбергера 7 глава нужды, — произнесла г-жа Моску. — Солнце еще не входит. И позже, вам нечего страшиться, пока вы со мной…

Холодок пробежал по спине Егора от ее сухого, безучастного, неузнаваемого голоса. Глас шел будто бы из сна, из других миров.

— И все таки лучше принимать хинин, хотя бы по полтаблетки в Загадка доктора Хонигбергера 7 глава денек, — совершенно тихо шепнула Санда.

И Егор сообразил, что она по последней мере больше не ощущает ничьего потустороннего присутствия, не лицезреет ничего неположенного. Зато лицезрел доктор: он очевидно смотрел за чьим-то парением, так как его глаза были устремлены в пустоту поверх комариных туч. Застыв среди комнаты, он даже не Загадка доктора Хонигбергера 7 глава отмахивался от комаров, понемногу проникавших вовнутрь. «На запах их тянет, что ли? — задумывался Егор. — Не на тот ли, что шокировал меня сейчас с утра? Очень уж их много, и все прямо сюда. На кровь?»

Г-жа Моску обвела всех нежным, практически схожем взором.

— Ну, детки мои, скоро закат, давайте Загадка доктора Хонигбергера 7 глава-ка ее поднимем.

Глас прозвучал полностью живо и все таки отчужденно, будто бы его хозяйка была далековато, в каких-либо собственных, чуждых местным, радостях.

— Вставай, Санда, — продолжала г-жа Моску. — Вечереет… И ты задрогла…

Егор сжал кулаки так, что ногти вонзились в ладошки. «Только не растеряться! Держись!» Он попробовал Загадка доктора Хонигбергера 7 глава приостановить Санду, которая спустила с постели ноги и нащупывала ночные туфли. Но она мягко отстранила его.

— Мне непременно нужно идти, maman? — покорливо спросила она.

— Разве ты сама не видишь, что уже пора? — отвечала г-жа Моску. Егор, нагнувшись к Санде, произнес императивно:

— Останься. Куда ты пойдешь?

Та Загадка доктора Хонигбергера 7 глава грустно погладила его по щеке.

— Ничего, ничего, — шепнула она. — Я должна, ради матери…

Здесь Егор ощутил острый укол в руку и, непроизвольно хлопнув себя по запястью, убил комара. На коже осталось кровавое пятнышко. «Кровожадный, бестия!»

Лицезрев кровь, Санда поспешно схватила его за руку.

— Уходи, уходи скорей, пока мать не увидела, — лихорадочно Загадка доктора Хонигбергера 7 глава зашептала она. — Ей станет плохо.

Егор вытер руку о пиджак.

— Уходи, я тебя прошу! — заклинала Санда. — И прими пилюлю хинина.

Егора только раззадорил этот умоляющий глас, это наваждение, границ которого он еще не знал, эти слова, в смысл которых он не мог просочиться.

— Не уйду, пока ты не Загадка доктора Хонигбергера 7 глава скажешь, куда вы собираетесь.

— Не волнуйся об этом, друг мой разлюбезный, — произнесла Санда.

Егор вздрогнул, возвращенный к событиям прошедшей ночи; одна за другой вставали в памяти подробности…

— Ты не рад, что я тебя так называю? — обидно опешила Санда.

Егор заглянул ей в глаза, пытаясь подчинить ее собственной воле, взять под Загадка доктора Хонигбергера 7 глава охрану, но она уходила, ускользала, она не давалась ему в руки, эта теплая, притягивающая жизнь.

— Ты, Санда, никогда меня так не зови, — произнес он. — Никогда!

Санда тихонько зарыдала. Совсем не замечая ни ее слез, ни интимного разговора меж юными людьми, к ним подошла г-жа Моску Загадка доктора Хонигбергера 7 глава.

— Если вы будете канителить, они вас заедят… К тому же здесь таковой холод… Да, заедят. Как всех наших кур, гусей и скотин… Где все они сейчас, где?..

Егор обернулся к ней и произнес с расстановкой:

— Мне очень жалко, госпожа Моску, но Санда должна лечь в кровать и лежать, пока Загадка доктора Хонигбергера 7 глава я не приведу доктора.

Натолкнувшись на настолько решительный отпор, г-жа Моску замолкла, в растерянности переводя взор с Егора на г-на Назарие. Было видно, что она не прекрасно осознает, для чего они тут, у постели ее дочери.

— Может быть, вы и правы, — в конце концов согласилась она. — Вы оба ученые Загадка доктора Хонигбергера 7 глава мужи, вам виднее… Но закройте же поскорее окна. Это необходимо сделать сначала, закройте все окна!

Егор, еще не опомнясь от собственной невиданной смелости, обеими руками пробовал удержать Санду — она билась, вырываясь из последних сил, бормоча:

— Я должна идти, ради матери, как ты не понимаешь. Больше никого не Загадка доктора Хонигбергера 7 глава осталось — ни птиц, ни скотин, ни собак!..

Г-н Назарие тоже подошел к ним, бледноватый, ломая пальцы. Дальний, наизловещий гуд стоял в воздухе, хотя комары роились уже вокруг его головы, вызванивая тягостную, как болезнь, мелодию.

— Пусти, Егор, — потерянно просила Санда. — По другому будет еще ужаснее… По другому я вообщем Загадка доктора Хонигбергера 7 глава не поправлюсь…

«Боже, отчего вдруг таковой холод в комнате», — поразмыслил Егор. У г-на Назарие зуб на зуб не попадал, он стоял рядом с ними, белоснежный как мел, застывший — только время от времени встряхивал головой, отгоняя комаров.

— Закройте же окно, — напомнил ему Егор.

Доктор с опаской шагнул к окну, но застыл на Загадка доктора Хонигбергера 7 глава полпути. Он тоже вел себя как в гипнотическом, недобром сне. И все-же — как ясно он осознавал то, что здесь творилось! Сейчас все связалось: тошнотворная баранина первого вечера и таинственные речи экономки, вымершая птица… и этот пес, который ринулся им под ноги, его панический вой, его дыхание — дыхание Загадка доктора Хонигбергера 7 глава зверька, которого травит невидимая погоня.

— Что все-таки вы не закрываете? — опять раздался глас Егора.

Какой промозглый, ненатуральный холод! Откуда эти воздушные провалы в комнате, где только-только витал запах девичьей крови?..

Г-н Назарие подошел к окну. Ему было жутко выглянуть наружу — глуповатый, нервный ужас, который он Загадка доктора Хонигбергера 7 глава не мог перебороть. Он взялся за оконную ручку. В 1-ый момент ему показалось, что из сада за ним внимательно смотрит дама, ловя каждый его жест, как будто ждя от него чего-то, какого-то принципиального поступка. Было еще довольно светло, краски неба выцвели и размылись; место тут было другим и другим Загадка доктора Хонигбергера 7 глава — воздух. Моргнув, г-н Назарие увидел в цветнике напротив окна Симину. От растерянности он изобразил что-то вроде ухмылки. Девченка склонила головку с невероятной грацией. Но здесь же выдала себя, стрельнув очами куда-то высоко, много выше окна. «Она не меня ждала узреть, — сообразил г-н Назарие Загадка доктора Хонигбергера 7 глава. — Она ожидала кого-либо другого, и не тут, в окне, а там…» Симина здесь же поняла свою ошибку и выбежала из цветов, протягивая руки к г-ну Назарие. Но он уже без ухмылки и молчком, опустив глаза, захлопнул створки окна. Холод в комнате стал будто бы не таким гнетущим. Доктор длительно Загадка доктора Хонигбергера 7 глава, в изнеможении, простоял не двигаясь. Комариный гул приблизился и обхватывал его сейчас со всех боков, назойливый, выматывающий, рождая в голове доктора ужасную идея: что, если он никогда не очнется от этого томительного сна, не вырвется из этого горячечного, бредового мира?..

VIII

Егор возвратился со станции уже около 10 вечера. Ему с Загадка доктора Хонигбергера 7 глава трудом удалось дозвониться в Джурджу, вызвать доктора. К местному, живущему в селе по соседству, он доверия не испытывал.

Усадьба казалась освещенной слабее, чем обычно. Г-жа Моску, г-н Назарие и Симина поджидали его в столовой. У накрытого стола заботилась старая дама в платке, замотанном наподобие Загадка доктора Хонигбергера 7 глава тюрбана. Все молчали. Г-н Назарие, бледноватый, смотрел в пустоту, как арестант через решетку.

— Сейчас мы поужинаем очень и очень робко, господа, — объявила г-жа Моску. — Кухарка ушла в деревню и не возвратилась. Боюсь, что мы остались без кухарки… Сейчас нам будет прислуживать кормилица..

«Итак, это кормилица», — произнес для себя Егор Загадка доктора Хонигбергера 7 глава, смотря на нее повнимательнее. Странноватая дама, без возраста, а какая походка! Будто бы она всю жизнь прикидывалась колченогий, а сейчас решила вдруг кинуть притворство и с непривычки то и дело натыкалась на мебель. Тюрбан был низковато надвинут на лоб — показывался только белоснежный нос, широкий, расплющенный, и рот — как подмерзшая рана Загадка доктора Хонигбергера 7 глава, с синюшными, шершавыми губками. Глаза крепко смотрели в пол.

— Вроде бы то ни было, но мамалыга с молоком и брынзой для нас найдется, — окончила г-жа Моску.

Сели за стол. При всем этом г-н Назарие показал признаки беспокойства, как будто его только-только разбудили.

— Как ощущала себя Загадка доктора Хонигбергера 7 глава Санда? — спросил Егор.

Никто не ответил. Г-жа Моску уже принялась за пищу и, вне сомнения, не услышала вопроса. Симина с видом примерной девченки тянулась за солонкой. Г-н Назарие опять ушел в себя.

— Что-то случилось? — обратился к нему Егор после длительных минут молчания.

— Нет, — ответил Загадка доктора Хонигбергера 7 глава доктор. — Когда мы уходили, она спала. По последней мере охото возлагать… Если это был не обморок…

Он поднял глаза от тарелки и агрессивно посмотрел на Егора.

— Лучше бы вы возвратились с медиком.

— Он приедет днем, первым же поездом, — заверил Егор. — Нужно напомнить кучеру, чтоб с вечера приготовил коляску…

Г-жа Моску прислушивалась Загадка доктора Хонигбергера 7 глава к разговору с огромным любопытством.

— Боюсь, что скоро у нас не станет и кучера, — вдумчиво произнесла она. — Кучер сейчас попросил расчет… Кормилица, не плати ему, пока он не привезет со станции гостей…

— Приедет один доктор, — поправил ее Егор.

— Но не достаточно ли кто еще может нагрянуть Загадка доктора Хонигбергера 7 глава, — живо сделала возражение г-жа Моску. — Сезон в разгаре. Сентябрь. В прежние годы об эту пору мы не знали, как расположить всех гостей. Сколько наезжало молодежи, дамы, кавалеры — компания для Санды…

Печалью повеяло от ее слов, и еще сиротливее стало в большой комнате.

— В этом году тоже было много Загадка доктора Хонигбергера 7 глава гостей… — попробовал утешить хозяйку Егор.

— Но они так стремительно разъехались! — перебила его г-жа Моску. — Должен же еще хоть кто-либо нас навестить. Может быть, родственники…

Симина усмехнулась. Она знала, что кого-кого, а родственников издавна никаким калачом сюда не заманишь.

— На данный момент не самое подходящее время принимать Загадка доктора Хонигбергера 7 глава гостей, — произнес Егор. — Санда все-же серьезно больна…

Г-жа Моску, казалось, только на данный момент поняла, что ее дочь не посиживает совместно со всеми за столом, а без сил лежит в кровати. Она обвела комнату очами и удостоверилась, что это так, Санды за столом нет.

— Я должна пойти Загадка доктора Хонигбергера 7 глава ее проведать, — объявила она, в один момент поднимаясь.

Симина тихо осталась посиживать на собственном месте. И даже будто бы забыла, что за столом гости, так как принялась баловаться ножиком, нарезая мамалыгу на тарелке тоненькими ломтями.

— Для чего ты учишь девченку всяким противным сказкам, разлюбезная? — спросил Егор, повернувшись к кормилице.

Застигнутая врасплох, та Загадка доктора Хонигбергера 7 глава от удивления оступилась на ровненьком месте. Она очевидно была польщена, что с ней заговорил юный и таковой видный барин. Хоть она и распоряжалась слугами, но в барский дом обычно при гостях не входила.

— Я ее, ваша милость, ни единой притче не обучила, — ответила она без всякой Загадка доктора Хонигбергера 7 глава робости. — Я их отродясь не знала. Это сама дама меня и учит…

Глас у нее был мерклый и надтреснутый. Егор почему-либо вспомнил одну пьесу, известную лет пятнадцать вспять, и ее героиню, торговку птицей. Но голосом кормилица совсем не напоминала ту бабу. Ни голосом, ни очами, как голубая плесень, которые она держала Загадка доктора Хонигбергера 7 глава всегда долу. Такие бывают у слепых, остановившиеся, сырые, только у тех посадка головы ровная, недвижная.

— …наша дама, умница, которая все книги прочитала, — продолжала кормилица, осклабясь и исподлобья сверля очами Егора.

«Это она улыбается», — с содроганием сообразил Егор. Но еще более его ошеломили кормилицыны глаза. В их бродила Загадка доктора Хонигбергера 7 глава, набухала, просверкивала мерзкая похоть старенькой дамы. Егор ощущал, как она раздевает его, как присасывается к нему голодным взором. Он побагровел и отвернулся, от стыда и отвращения забыв, о чем спрашивал. Его привел в себя хохот Симины: девченка откинула голову на спинку стула, под резкий свет лампы, и хохотала Загадка доктора Хонигбергера 7 глава, демонстрируя все зубки.

— Вот лгунья, — чуть выговорила она через хохот.

Это было как пощечина для обоих гостей. Кормилица тоже оскаливалась, стоя поодаль. «Они над нами глумятся, — задумывался Егор, — в особенности Симина. Она увидела, как старуха на меня глядит, и отлично осознает, что означают эти взгляды».

Симина делала вид, что желает перебороть хохот Загадка доктора Хонигбергера 7 глава, прикрывала ротик салфеткой, щипала себя за руку. Но при всем этом то и дело посматривала на кормилицу и разражалась новым приступом смеха. В конце концов она схватила нож и стала резвыми маленькими взмахами резать воздух, будто бы пытаясь при помощи этих манипуляций отвлечься и возвратиться в рамки Загадка доктора Хонигбергера 7 глава приличий.

— Не играйся с ножиком, — вдруг произнес г-н Назарие. — Ангел-хранитель улетит!..

Глас его грянул внезапно, но так строго и серьезно, как будто доктор длительно взвешивал свои слова. У Симины одномоментно прошел весь хохот. Она съежилась, как от холода, лицо стало необычно бледноватым, а глаза засверкали бессильной яростью Загадка доктора Хонигбергера 7 глава. «Молодец доктор, меткий удар, — одобрил про себя Егор. — Будь ее воля, эта малая ведьма спалила бы нас на данный момент живьем…» Следя за Симиной, он не мог противиться чувству злой радости при виде ее унижения.

Г-н Назарие увидел, что кормилица вытаращилась на дверь. Он тоже повернул голову и увидел г Загадка доктора Хонигбергера 7 глава-жу Моску, которая, нахмурясь, в раздумье стояла на пороге.

— Странноватое дело! — воскрикнула она. — Санды там нет. Разума не приложу, куда она могла деться!..

Егор и г-н Назарие сразу вскочили и, молча, бегом кинулись по коридору.

— Фонарик… — бурчал на бегу Егор. — На данный момент бы карманный фонарик…

В эти Загадка доктора Хонигбергера 7 глава минутки все его помыслы сосредоточились на электронном фонарике, таком комфортном. Почему он не прихватил его с собой!

В комнате Санды было мрачно, Егор чиркнул спичкой и нашел лампу. Фитиль оказался сухим, прохладным. У Егора немного дрожали руки. Дрожал, через облачко копоти, и язычок огня.

— Не следовало оставлять ее Загадка доктора Хонигбергера 7 глава одну, — произнес г-н Назарие. — Сейчас просто не знаю, что и мыслить!

В голосе доктора слышалась искренняя забота, но Егор не ответил. Он прикрыл лампу колпаком и осторожно прибавил огня. Когда пламя установилось, Егор взял лампу, намереваясь выйти из комнаты. Но ему показалось, что на кровати кто Загадка доктора Хонигбергера 7 глава-то лежит. Высоко держа лампу, он подошел поближе и увидел Санду, одетую, наскоро прикрытую одеялом.

— Что такое? — с трудом спросила она.

Щеки ее раскраснелись, дыхание было частым, будто бы она только-только забежала — либо очнулась от ужасного сна.

— Где Tbi была? — спросил в свою очередь Егор.

— Нигде!

Она очевидно врала — судя по Загадка доктора Хонигбергера 7 глава усилившейся краске в лице, по тому, как она стиснула пальцами одеяло.

— Неправда, — твердо произнес Егор. — Госпожа Моску входила сюда пару минут вспять и не застала тебя.

— Я спала, — защищалась Санда. — Вы меня разбудили.

Глас у нее дрожал, через слезы она заискивающе смотрела на Егора, но раз Загадка доктора Хонигбергера 7 глава перевела просящий взор и на г-на Назарие, который стоял на уважительном расстоянии от кровати.

— Я же вижу, что ты одета, — изобличал ее Егор. — Ты даже туфли снять не успела!

Он сдернул с нее одеяло. Так оно и было: Санда ринулась в кровать одетая от силы минутку вспять. «Но куда Загадка доктора Хонигбергера 7 глава же она уходила и как возвратилась незамеченной? Давит на меня эта комната», — задумывался Егор.

— Где ты была, Санда? — опять спросил он, нагибаясь к ней. — Скажи мне, где ты была, скажи, моя дорогая! Я желаю тебя спасти. Желаю спасти, понимаешь? — Он перебежал на вопль. Лампа прыгала у него в Загадка доктора Хонигбергера 7 глава руке. Санда испуганно отодвинулась к стенке, прижав пальцы к губам.


zadaniyateoreticheskoj-chasti.html
zadatki-i-sposobnosti-razvitie-visshih-psihicheskih-processov-6.html
zadavaya-sebe-tekst-ne-igrat.html